Внешкольное время препровождение



Вечерами не сидел дома («Носился во дворе как угорелый до поздней ночи»). Летом нередко залезал в комнату по водосточной трубе. Несмотря на повышенную потребность к беготне на воздухе, товарищей у него не было. По словам тетки, которая очень хорошо его знает, он был «одинокий сорвиголова». Со сверстниками не дружил.

Родители не припомнят, чтобы в этот период он приводил домой каких-нибудь друзей из класса, занимался вместе с кем-либо и т. п. Обычно «водился с детьми моложе себя по возрасту. Собирал их всех вместе и они ватагой бегали по двору с криками и свистом».

В школе продолжал быть нарушителем дисциплины. На уроках постоянно занимался посторонними вещами (например: пускал бумажных голубей, смешил детей, строя «страшные рожи», кидался бумажными шариками и т. п.). Несмотря на трудное поведение в школе, в общем проявлял себя как способный ученик. Любил арифметику, особенно устный счет. Быстро считал в уме, давая ответы раньше других учеников. Гордился этой своей способностью и при случае всегда ее демонстрировал.

После 14 лет поведение стало меняться. Моторная расторможенность все чаще уступала место вялости и апатии. («Был скучный какой-то, задумчивый»).

Нередко жаловался на головные боли и усталость. Преобладающее прежде приподнятое настроение теперь чаще было подавленным. Был угрюм и неразговорчив. Днем «ползал, как сонная муха»…, ночью же долго не мог заснуть. Во сне часто разговаривал. Утром долго не в состоянии был подняться с постели, чувствуя себя так, как будто его накануне избили. Вообще по утрам обычно чувствовал себя хуже, к вечеру же наступало облегчение.

Работоспособность в этот период была низкой («С мыслями никак не мог собраться»…).

Даже самые небольшие волевые усилия требовали значительного напряжения.

«Клиническая динамика неврозов и психопатий»,
под ред. проф. В.В.Ковалева

Смотрите также на тему: