Мысли о выписке



Каждую беседу сводила к разговору о выписке, постоянно обещала дома хорошо есть: «Даю слово, что дома через 3 недели буду уже ходить». Выражала уверенность, что напишет хорошую работу, «когда поправится». Родителей своих иначе как «тряпками» не называла.

За время пребывания в клинике у больной в течение недели отмечалось лихорадочное состояние неясной этиологии (ангина?), когда температура повысилась до 39,1°—39,7°, а затем постепенно снизилась и некоторое время держалась на субфебрильных цифрах. Больная получала следующее лечение: терапевтические дозы инсулина (несколько, дней — по 4 ЕД, затем — с медленным повышением до 30 ЕД), глюкозу с витаминами в/в, физиологический раствор поочередно с 5% раствором глюкозы подкожно, сердечные, новокаин (1,4%) перорально после еды, а в период лихорадочного состояния — антибиотики.

За 40 дней пребывания в психиатрической клинике соматическое состояние больной значительно улучшилось: она начала регулярно есть, прибавив в весе 7 кг (34 кг при поступлении и 41 кг при выписке). Исчезла артериальная гипотония, кожа стала мягкой и эластичной. Однако менструации по-прежнему отсутствовали, стул, как и прежде, был только после клизмы.

В психическом состоянии больной за все время пребывания ее в клинике по существу не произошло никаких перемен. По-прежнему упорно сохранялась астазия-абазия.


«Клиническая динамика неврозов и психопатий»,
под ред. проф. В.В.Ковалева

Смотрите также на тему: