Частный случай – больной Ф. А.



Так, например, наш больной Ф. А., страдающий с 11-летнего возраста страхом перед покойниками (после участия в похоронном церемониале умершего одноклассника) проявил большую активность и храбрость, будучи участником Отечественной войны.

Развитие невроза навязчивых состояний до предельной его выраженности у больного Ф. А. имело место уже значительно позже, спустя несколько лет после окончания войны.

Главное отличие невроза навязчивых состояний от психастении нам представляется, с одной стороны, в локальности основных клинических и некоторых патофизиологических нарушений при неврозе навязчивых состояний и, с другой — в отсутствии в клинике невроза навязчивых состояний типичных для психастении проявлений нарушения взаимодействия сигнальных систем.

Если при неврозе навязчивых состояний можно говорить о нарушениях подвижности нервных процессов, выражающихся в наличии очагов патологической инертности, клиническим выражением которой являются очерченные навязчивые состояния, то у больных психастенией, по всей видимости, инертностью отличаются почти все проявления высшей нервной деятельности (включая и произвольную моторную деятельность).

Особенно наглядна склонность психастеников не столько к навязчивым страхам, сколько к навязчивому самоанализу и к навязчивым сомнениям. Известна и чрезмерная концентрированность психастеников на одних и тех же мыслях и чувствах даже в те периоды, когда налицо нет явлений декомпенсации.

При неврозе навязчивых состояний подобную интеллектуальную и эмоциональную застреваемость можно наблюдать только на последующих двух этапах развития невроза в пределах содержания навязчивого синдрома.

«Клиническая динамика неврозов и психопатий»,
под ред. проф. В.В.Ковалева

Смотрите также на тему: