Применение реинфузии при плановых операциях на легких



При плановых операциях на легких с применением реинфузии крови разрушение эритроцитов выражено больше, что сопровождается гиперкалиемией, которая, по нашим данным, достигает 6,89 ммоль/л. Заметим, что гиперкалиемия характерна и для консервированной донорской крови: на 6—8-й день хранения она составляет 6,7—6,9 ммоль/л, а через 10—20 дней 7,5—13 ммоль/л (Панкрушина Г. В. и др., 19651, т. е. уровень калия аутокрови всегда ниже, чем в донорской крови поздних сроков хранения.

Небольшое повышение остаточного азота и гипергликемия отмечены только в крови, вытекающей в рану во время и после плановых торакальных операций. В крови же, скопившейся в серозных полостях вследствие ранения или внезапного разрыва кровеносных сосудов, подобные изменения отсутствуют.

Особое внимание должно быть уделено тому, что для аутокрови характерно либо отсутствие фибриногена, либо резкое снижение его уровня, вследствие чего она не свертывается.

Гипофибриногенемия чаще наблюдается при реинфузии более 3,5 л аутокрови (Bell, 1978). Дефибринирование обусловлено потерями фибриногена в сгустках крови, на фильтрах систем, в сосудах микроциркуляции, а также контактом крови с серозными оболочками. Плевра, например, содержит активатор и проактиватор плазминогена, которые адсорбируются сетью фибрина, что ведет к превращению плазминогена в плазмин. Последний обеспечивает лизис образовавшегося сгустка.

Образование плазмина и реализации его функций — это физиологические процессы, постоянно происходящие в организме (Wiman, 1982: Gaffney, 1982; Vermylen, Verstraete, 1984).

Хотя факт гипофибриногенемии или дефибринации излившейся в серозные полости аутокрови в настоящее время подтвержден многочисленными исследованиями [Колесников И. С. и др., 1979; Rakower, Worth, 1973; Stehling et. al., 1975; Bell, 1978], в ближайшие часы и дни после операции и реинфузии уровень фибриногена имеет тенденцию к быстрой нормализации. Следовательно, афибриногенемию нельзя расценивать как признак каких-либо патологических изменений, ставящих под сомнение возможность реинфузии.


«Инфузионно-трансфузионная терапия острой кровопотери»,
Е.А. Вагнер, В.С. Заугольников

Смотрите также на тему: